Сирах 48

49

Память Иосии — как состав фимиама, приготовленный искусством мироварника: во всяких устах она будет сладка, как мед и как музыка при угощении вином. Он успешно действовал в обращении народа и истребил мерзости беззакония; он направил к Господу сердце свое и во дни беззаконных утвердил благочестие.

Кроме Давида, Езекии и Иосии, все тяжко согрешили, ибо оставили закон Всевышнего; цари Иудейские престали, ибо предали рог свой другим и славу свою — чужому народу. Избранный город святыни сожжен, и улицы его опустошены, как предсказал Иеремия, которого они оскорбляли, хотя он еще во чреве освящен был в пророка, чтобы искоренять, поражать и погублять, равно как строить и насаждать.

Иезекииль видел явление славы, которую Бог показал ему в херувимской колеснице; он напоминал о врагах под образом дождя и возвещал доброе тем, которые исправляли пути свои. И двенадцать пророков — да процветут кости их от места своего! — утешали Иакова и спасали их верною надеждою.

Как возвеличим Зоровавеля? И он — как перстень на правой руке; также Иисус, сын Иоседека: они во дни свои построили дом и восстановили святой храм Господу, предназначенный к вечной славе. Велика память и Неемии, который воздвиг нам павшие стены, поставил ворота и запоры и возобновил разрушенные домы наши.

Не было на земле никого из сотворенных, подобного Еноху, — ибо он был восхищен от земли, — и не родился такой муж, как Иосиф, глава братьев, опора народа, — и кости его были почтены. Прославились между людьми Сим и Сиф, но выше всего живущего в творении — Адам.

Сирах 50