1 Маккавейская 5

6

Между тем царь Антиох, проходя верхние области, услышал, что есть в Персии город Елимаис, славящийся богатством, серебром и золотом, и в нем — храм, весьма богатый, и есть там золотые покровы, брони и оружия, которые оставил там Александр, сын Филиппа, царь Македонский, — первый, воцарившийся над Еллинами. И он пришел и старался взять этот город и ограбить его, но не мог, потому что намерение его стало известно жителям города. Они поднялись против него войною, и он обратился в бегство и ушел оттуда с великою скорбью, чтобы отправиться в Вавилон.

Тогда пришел некто к нему в Персию с известием, что ополчения, ходившие в землю Иуды, обращены в бегство, что Лисий ходил с сильным войском впереди всех, но был поражен Иудеями, и они усилились и оружием, и войском, и многими добычами, которые взяли от пораженных ими войск, и что они разрушили мерзость, которую он воздвиг над жертвенником в Иерусалиме, а святилище по‐прежнему обнесли высокими стенами, также и Вефсуру, город его.

Когда царь услышал слова сии, сильно испугался и встревожился, упал на постель и впал в изнеможение от печали, что не сбылось так, как он желал. И много дней пробыл он там, ибо возобновлялась в нем сильная печаль; он думал, что умирает. И созвал он всех друзей своих и сказал им: удалился сон от глаз моих, и я изнемог сердцем от печали. И сказал я в сердце моем: до какой скорби дошел я и до какого великого смущения, в котором нахожусь теперь! А был я полезен и любим во владычестве моем. Теперь же я воспоминаю о тех злодеяниях, которые я совершил в Иерусалиме, и как взял все находившиеся в нем золотые и серебряные сосуды и посылал истреблять обитающих в Иудее напрасно. Теперь я познаю, что за это постигли меня эти беды, — и вот, я погибаю от великой печали в чужой земле.

И призвал он Филиппа, одного из друзей своих, и поставил его правителем над всем царством своим; и дал ему венец и царскую одежду свою и перстень, чтобы он руководил Антиоха, сына его, и воспитывал его для царствования. И умер царь Антиох в сто сорок девятом году.

Когда Лисий узнал, что царь умер, то поставил вместо него на царство сына его, Антиоха, которого воспитывал в юности его, и назвал его именем Евпатора.

Между тем находившиеся в крепости теснили Израиля вокруг святилища и всегда старались делать ему зло, а язычникам служить опорою; тогда Иуда решил выгнать их и созвал весь народ, чтобы осадить их. Все собрались и осадили их в сто пятидесятом году, и устроил он против них стрелометательные орудия и машины. Но некоторые из осажденных вышли, и к ним пристали некоторые из нечестивых Израильтян; и пошли они к царю и сказали: доколе ты не сделаешь суда и не отмстишь за братьев наших? Мы согласились служить отцу твоему и ходить по заповедям его и следовать повелениям его; а сыны народа нашего осадили крепость и за то чуждаются нас, и кого из нас находят, умерщвляют и имущества наши расхищают, и не на нас только простерли они руку, но и на все пределы наши. И вот, теперь осадили они крепость в Иерусалиме, чтобы овладеть ею, а святилище и Вефсуру укрепили. Если ты не поспешишь предупредить их, то они сделают больше этого, и тогда ты не в силах будешь удержать их.

Услышав это, царь разгневался и собрал всех друзей своих и начальников войска своего и начальников конницы; пришли к нему и из других царств и с морских островов войска наемные, так что число войск его было: сто тысяч пеших, двадцать тысяч всадников и тридцать два слона, приученных к войне. И прошли они через Идумею и расположились станом против Вефсуры, и сражались много дней и устроили машины; но те сделали вылазку и сожгли их огнем и сразились мужественно.

После сего Иуда отступил от крепости и расположился станом в Вефсахаре против стана царского. Царь же, встав рано утром, поспешно отправился с войском своим по дороге к Вефсахаре, и приготовились войска к сражению и затрубили трубами. Слонам показывали кровь винограда и тутовых ягод, чтобы возбудить их к битве, и разделили этих животных на отряды и приставили к каждому слону по тысяче мужей в железных кольчугах и с медными шлемами на головах, сверх того по пятисот отборных всадников назначено было к каждому слону. Они становились заблаговременно там, где был слон, и куда он шел, шли и они вместе, не отставая от него. Притом на них были крепкие деревянные башни, покрывавшие каждого слона, укрепленные на них помочами, и в каждой из них по тридцати по два сильных мужей, которые сражались на них, и при слоне Индиец его. Остальных же всадников расставили здесь и там — на двух сторонах ополчения, чтобы подавать знаки и подкреплять в тесных местах. Когда солнце блеснуло на золотых и медных щитах, то заблистали от них горы и светились, как огненные светильники.

Одна часть царского войска протянута была по высоким горам, а другие — по низменным местам; и шли они твердо и стройно. И смутились все, слышавшие шум множества их и шествие такого полчища и стук оружий, ибо войско было весьма великое и сильное. И вступил Иуда и войско его в сражение — и пали из ополчения царского шестьсот мужей. Тогда Елеазар, сын Саварана, увидел, что один из слонов покрыт бронею царскою и превосходил всех, и казалось, что на нем был царь, — и он предал себя, чтобы спасти народ свой и приобрести себе вечное имя; и смело побежал к нему в средину отряда, поражая направо и налево, и расступались от него и в ту, и в другую сторону; и подбежал он под того слона, лег под него и убил его, и пал на него слон на землю, и он умер там. Но, увидев силу царского ополчения и стремительность войск, Иудеи уклонились от них.

Царские же войска пошли против них на Иерусалим: царь направил войска на Иудею и на гору Сион. И заключил он мир с бывшими в Вефсуре, которые вышли из города, ибо не было у них продовольствия, чтобы держаться в нем в осаде, потому что был субботний год на земле. И овладел царь Вефсурою и оставил в ней стражу, чтобы стеречь ее. Потом много дней осаждал святилище, и поставил там стрелометательные орудия и машины, и огнеметательные, и камнеметательные, и копьеметательные, чтобы бросать стрелы и камни. Но и Иудеи устроили машины против их машин и сражались много дней; съестных же припасов недостало в хранилищах, потому что был седьмой год, и искавшие в Иудее безопасности от язычников издержали остатки запасов; и осталось при святилище немного мужей, ибо одолел их голод, и разошлись каждый в свое место.

Услышал Лисий, что Филипп, которому царь Антиох еще при жизни поручил воспитывать сына своего, Антиоха, для царствования, возвратился из Персии и Мидии и с ним — ходившие с царем войска, и что он домогается принять на себя дела царства. Почему поспешно пошел и сказал царю, начальникам войска и вельможам: мы каждый день терпим недостаток и продовольствия у нас мало, а место, осаждаемое нами, — крепко, между тем лежит на нас попечение о царстве. Итак, подадим правую руку этим людям и заключим с ними мир и со всем народом их, и предоставим им поступать по законам их, как прежде; ибо за свои законы, которые мы отменили, они раздражились и сделали все это.

И угодно было это слово царю и начальникам, — и послал он к ним, чтобы заключить мир, что они и приняли; и клялся им царь и начальники. После сего они вышли из крепости. И взошел царь на гору Сион и, осмотрев укрепленные места, пренебрег клятвою, которою клялся, и велел разорить стены кругом. Потом поспешно отправился и, возвратившись в Антиохию, он нашел, что Филипп владеет городом, вступил с ним в сражение и силою взял город.

1 Маккавейская 7