1 Маккавейская 11

12

Ионафан, видя, что время благоприятствует ему, избрал мужей и послал в Рим установить и возобновить дружбу с Римлянами, и к Спартанцам и в другие места послал письма о том же. И пришли они в Рим, и вошли в совет, и сказали: «Ионафан первосвященник и народ Иудейский прислали нас, чтобы возобновить дружбу с вами и союз по‐прежнему». И там дали им письма к местным начальникам, чтобы проводили их в землю Иудейскую с миром.

Вот список письма, которое писал Ионафан Спартанцам: «первосвященник Ионафан и народные старейшины и священники и остальной народ Иудейский братьям Спартанцам — радоваться. Еще прежде от Дария [Арея], царствовавшего у вас, присланы были к первосвященнику Онии письма, что вы — братья наши, как показывает список. И принял Ония посланного мужа с честью, и получил письма, в которых ясно говорилось о союзе и дружбе. Мы же, хотя и не имеем надобности в них, имея утешением священные книги, которые в руках наших, но предприняли послать к вам для возобновления братства и дружбы, чтобы не отчуждаться от вас, ибо много прошло времени после того, как вы присылали к нам. Мы неопустительно во всякое время, как в праздники, так и в прочие установленные дни, воспоминаем о вас при жертвоприношениях наших и молитвах, как должно и прилично воспоминать братьев. Мы радуемся о вашей славе; нас же обстоят многие беды и частые войны, ибо воевали против нас окрестные цари. Но мы не хотели беспокоить вас и прочих союзников и друзей наших в этих войнах, ибо мы имеем помощь небесную, помогающую нам; мы избавились от врагов наших, и враги наши усмирены. Теперь мы избрали Нуминия, сына Антиохова, и Антипатра, сына Иасонова, и послали их к Римлянам возобновить дружбу с ними и прежний союз. Поручили им идти и к вам, приветствовать вас и вручить вам письма от нас о возобновлении и с вами нашего братства. И вы хорошо сделаете, ответив нам на них».

Вот и список писем, которые прислал Дарий [Арей]: «Царь Спартанский Онии первосвященнику — радоваться. Найдено в писании о Спартанцах и Иудеях, что они — братья и от рода Авраамова. Теперь, когда мы узнали об этом, вы хорошо сделаете, написав нам о благосостоянии вашем. Мы же уведомляем вас: скот ваш и имущество ваше — наши, а что у нас есть, то ваше. И мы повелели объявить вам о том».

И услышал Ионафан, что возвратились военачальники Димитрия с большим войском, нежели прежде, чтобы воевать против него, и вышел из Иерусалима, и встретил их в стране Амафитской, и не дал им времени войти в страну его. И послал соглядатаев в стан их, которые, возвратившись, объявили ему, что они готовятся напасть на них в эту ночь. Посему, когда зашло солнце, Ионафан приказал своим бодрствовать, быть в вооружении и готовиться к сражению всю ночь, и поставил вокруг стана передовых сторожей. И услышали неприятели, что Ионафан со своими приготовился к сражению, и устрашились, и затрепетали сердцем своим, и, зажегши огни в стане своем, ушли. Ионафан же и бывшие с ним не знали о том до утра, ибо видели горящие огни. И погнался Ионафан за ними, но не настиг их, потому что они перешли реку Елевферу. Тогда Ионафан обратился на Арабов, называемых Заведеями, поразил их и взял добычу их. Потом, возвратившись, пришел в Дамаск и прошел по всей той стране.

И Симон вышел, и прошел до Аскалона и ближайших крепостей, и обратился в Иоппию, и овладел ею, ибо он услышал, что [Иоппияне] хотят сдать крепость войскам Димитрия, — и поставил там стражу, чтобы охранять ее.

И возвратился Ионафан, и созвал старейшин народа, и советовался с ними, чтобы построить крепости в Иудее, возвысить стены Иерусалима и воздвигнуть высокую стену между крепостью и городом, дабы отделить ее от города, так чтобы она была особо, и не было бы в ней ни купли, ни продажи. Когда собрались устроить город и дошли до стены у потока с восточной стороны, то построили так называемую Хафенафу. А Симон построил Адиду в Сефиле, и укрепил ворота и запоры.

Между тем Трифон домогался сделаться царем Азии и возложить на себя венец и поднять руку на царя Антиоха, но опасался, как бы не воспрепятствовал ему Ионафан и не начал против него войны; поэтому искал случая, чтобы взять Ионафана и убить, и, поднявшись, пошел в Вефсан. И вышел Ионафан навстречу ему с сорока тысячами избранных мужей, готовых к битве, и пришел в Вефсан. Когда Трифон увидел, что Ионафан идет с многочисленным войском, то побоялся поднять на него руки. И принял его с честью, и представил его всем друзьям своим, дал ему подарки, приказал войскам своим повиноваться ему, как себе самому. Потом сказал Ионафану: для чего ты утруждаешь весь этот народ, когда не предстоит нам войны? Итак, отпусти их теперь в домы их, а для себя избери немногих мужей, которые были бы с тобою, и пойдем со мною в Птолемаиду, и я передам ее тебе и другие крепости и остальные войска и всех, заведующих сборами, и потом возвращусь; ибо для этого я и нахожусь здесь.

И поверил ему Ионафан, и сделал так, как он сказал, и отпустил войска, и они отправились в землю Иудейскую; с собою же оставил три тысячи мужей, из которых две тысячи оставил в Галилее, тысяча же отправилась с ним. Но как скоро вошел Ионафан в Птолемаиду, Птолемаидяне заперли ворота, и схватили его, и всех вошедших с ним убили мечом.

Тогда Трифон послал войско и конницу в Галилею и на великую равнину, чтобы истребить всех бывших с Ионафаном. Но они, услышав, что Ионафан схвачен и погиб и бывшие с ним, ободрили друг друга, и вышли густым строем, готовые сразиться. И увидели преследующие, что дело идет о жизни, и возвратились назад. А они все благополучно пришли в землю Иудейскую и оплакивали Ионафана и бывших с ним, и были в большом страхе, и весь Израиль плакал горьким плачем. Тогда все окрестные народы искали истребить их, ибо говорили: теперь нет у них начальника и поборника; итак, будем теперь воевать против них и истребим из среды людей память их.

1 Маккавейская 13