1 Маккавейская 10

11

Между тем царь Египетский, собрав многочисленное войско, как песок на берегу морском, и множество кораблей, домогался овладеть царством Александра хитростью и присоединить его к своему царству. Он пришел в Сирию с мирными речами, и жители отворяли ему города и выходили навстречу, ибо дано было от царя Александра повеление встречать его, потому что он был тесть его. Когда же Птоломей входил в города, то оставлял войско для стражи в каждом городе.

Когда приблизился он к Азоту, то показали ему сожженное капище Дагона, и Азот и окрестные города разрушенные, и тела пораженные и сожженные во время сражения, ибо сложили их в груды по пути его, и рассказали царю о всем, что сделал Ионафан, жалуясь на него; но царь промолчал. Тогда вышел Ионафан навстречу царю в Иоппию с почетом, и приветствовали друг друга и ночевали там. И шел Ионафан с царем до реки, называемой Елевфера, и потом возвратился в Иерусалим.

Царь же Птоломей овладел городами на морском берегу до Селевкии приморской и составлял злые замыслы против Александра. И послал послов к царю Димитрию, говоря: приди сюда, заключим между собою союз, и я дам тебе дочь мою, которую имеет Александр, и ты будешь царствовать в царстве отца твоего. Я раскаиваюсь, что отдал ему дочь мою, ибо он старался убить меня. Так клеветал он на него, потому что сам домогался царства его. И, отняв у него дочь свою, отдал ее Димитрию, и стал чужим для Александра, и обнаружилась вражда их.

И вошел Птоломей в Антиохию и возложил на свою голову два венца — Азии и Египта. Царь Александр находился в то время в Киликии, потому что жители тех мест отпали от него. Услышав об этом, Александр пошел против него воевать; тогда Птоломей вывел войско и встретил его с крепкою силою, и обратил его в бегство. И убежал Александр в Аравию, чтобы укрыться там; царь же Птоломей возвысился. Завдиил, Аравитянин, снял голову с Александра и послал ее Птоломею. Царь же Птоломей на третий день умер, а оставшиеся в крепостях истреблены были жителями крепостей. И воцарился Димитрий в сто шестьдесят седьмом году.

В те дни собрал Ионафан Иудеев, чтобы завоевать крепость Иерусалимскую, и устроил перед нею множество машин. Но некоторые ненавистники народа своего, отступники от закона, пошли к царю и донесли, что Ионафан облагает крепость. Когда он услышал об этом, разгневался и, поспешно собравшись, отправился в Птолемаиду, и написал Ионафану, чтобы он не облагал крепости, а как можно скорее шел к нему навстречу в Птолемаиду, чтобы переговорить с ним.

Но Ионафан, выслушав это, приказал продолжать осаду и, избрав из старейшин Израильских и священников, решился подвергнуться опасности. Взяв серебра и золота, одежды и много других даров, он пошел к царю в Птолемаиду, и приобрел благоволение его. И хотя некоторые отступники из того же народа клеветали на него, но царь поступил с ним так же, как поступали с ним предшественники его, и возвысил его пред всеми друзьями своими, и утвердил за ним первосвященство и другие почетные отличия, какие он имел прежде, и сделал его одним из первых друзей своих. И просил Ионафан царя освободить от податей Иудею и три области и Самарию и обещал ему триста талантов. Царь согласился и написал Ионафану обо всем этом письмо такого содержания:

«Царь Димитрий брату Ионафану и народу Иудейскому — радоваться. Список письма, которое мы писали о вас Ласфену, родственнику нашему, посылаем и к вам, чтобы вы знали. Царь Димитрий Ласфену отцу — радоваться. Народу Иудейскому, друзьям нашим, верно исполняющим свои обязанности перед нами, мы рассудили оказать благодеяние за их доброе расположение к нам. Итак, мы утверждаем за ними как пределы Иудеи, так и три области: Аферему, Лидду и Рамафем, которые присоединены к Иудее от Самарии, и все, принадлежащее всем жрецам их в Иерусалиме, за те царские оброки, которые прежде ежегодно получал от них царь с произрастаний земли и с плодов древесных, и все прочее, принадлежащее нам отныне из десятин и даней, следующих нам, соленые озера и венечный сбор, нам принадлежащий, все вполне уступаем им. И ничего не будет отменено из сего отныне и навсегда. Итак, позаботьтесь сделать список с сего, и пусть будет отдан он Ионафану и положен на святой горе в известном месте».

И увидел царь Димитрий, что преклонилась земля пред ним и ничто не противилось ему, и отпустил все войска свои, каждого в свое место, кроме войск чужеземных, которые он нанял с островов чужих народов, за что все войска отцов его ненавидели его. Трифон, один из прежних приверженцев Александра, видя, что все войска ропщут на Димитрия, отправился к Емалкую Аравитянину, который воспитывал Антиоха, малолетнего сына Александрова; и настаивал, чтобы он выдал его ему, дабы сделать его царем вместо него; и рассказал ему обо всем, что сделал Димитрий, и о неприязни, которую имеют к нему войска его, и пробыл там много дней.

И послал Ионафан к царю Димитрию, чтобы он вывел оставленных им в Иерусалимской крепости и укреплениях, ибо они нападали на Израиля. Димитрий послал сказать Ионафану: не только это сделаю для тебя и для народа твоего, но и почту тебя и народ твой великою честью, как скоро буду иметь благоприятное время. Теперь же ты справедливо поступишь, если пришлешь мне людей на помощь в войне, ибо отложились от меня все войска мои. И послал к нему Ионафан в Антиохию три тысячи храбрых мужей, и пришли они к царю, и обрадовался царь прибытию их.

Граждане же, собравшись на средину города до ста двадцати тысяч человек, хотели убить царя. Но царь убежал во дворец, а граждане заняли все улицы города и начали осаждать его. Тогда царь призвал на помощь Иудеев, и все они тотчас собрались к нему, и вдруг рассыпались по городу, и умертвили в тот день в городе до ста тысяч, и зажгли город, и взяли в тот день много добычи, и спасли царя. И увидели граждане, что Иудеи овладели городом, как хотели, и упали духом, и начали взывать к царю, умоляя и говоря: прости нас, и пусть Иудеи перестанут нападать на нас и на город. И сложили оружие и заключили мир. И прославились Иудеи перед царем и перед всеми в царстве его и возвратились в Иерусалим с большою добычею.

И воссел царь Димитрий на престоле царства своего, и успокоилась земля пред ним. Но он солгал во всем, что обещал, и изменил Ионафану и не воздал за сделанное ему добро и сильно оскорбил его.

После того возвратился Трифон и с ним Антиох, еще очень юный; он воцарился и возложил на себя венец. И собрались к нему все войска, которые распустил Димитрий, и начали воевать с ним, и он обратился в бегство, и был поражен. И взял Трифон слонов и овладел Антиохиею. И писал юный Антиох Ионафану, говоря: предоставляю тебе первосвященство и поставляю тебя над четырьмя областями, и ты будешь в числе друзей царских. И послал ему золотые сосуды и домашнюю утварь и дал ему право пить из золотых сосудов и носить порфиру и золотую пряжку, а Симона, брата его, поставил военачальником от области Тирской до пределов Египта.

И выступил Ионафан в поход, и проходил по ту сторону реки [Иордана] и по городам, и собрались к нему на помощь все Сирийские войска; и пришел он к Аскалону, и встретили его жители города с честью. Оттуда пошел он в Газу; но жители Газы заперлись; и осадил он город, и сжег огнем предместья его, и опустошил их. И упросили жители Газы Ионафана, и он примирился с ними, только взял в заложники сыновей начальников их и отослал их в Иерусалим, и прошел страну до Дамаска.

И услышал Ионафан, что пришли в Кадис, в Галилее, военачальники Димитрия с многочисленным войском, чтобы удалить его от страны. Но он пошел навстречу им, брата же своего, Симона, оставил в стране. И расположил Симон стан свой при Вефсуре, и осаждал его многие дни, и запер его. И просили его о мире, и он согласился, но выгнал их оттуда, и овладел городом, и поставил в нем стражу.

А Ионафан и войско его расположились станом при водах Геннисаретских и утром стали на равнине Насор. И вот, войско иноплеменников встретилось с ним на равнине, оставив против него засаду в горах, само же шло навстречу ему с противной стороны. И вышли бывшие в засаде из своих мест, и начали сражаться: тогда все бывшие с Ионафаном обратились в бегство, и ни одного из них не осталось, кроме Маттафии, сына Авессаломова, и Иуды, сына Халфиева, начальников воинских отрядов. И разодрал Ионафан одежды свои, и посыпал землю на голову свою, и молился. Потом возвратился сражаться с ними и поразил их, и они бежали. Увидев это, убежавшие от него возвратились к нему, и с ним преследовали их до Кадиса, до самого стана их, и там остановились. В тот день пало от иноплеменников до трех тысяч мужей; и возвратился Ионафан в Иерусалим.

1 Маккавейская 12